Понимание слова «СЕНСЕЙ»

Понимание слова «СЕНСЕЙ»

В боевых искусствах очень часто возникают проблемы с пониманием терминов и с незнанием элементарного словаря. Это приводит к непониманию всей концепции «ДО» (ПУТЬ), к ошибкам в его осознании, и, со временем, с углублением этих заблуждений, к поступкам, недостойным истинного БУДОКА.

Японское слово «СЭНСЭЙ» чаще всего переводят, как «Учитель», но смысл его гораздо шире. Это не тренер, не гуру, не друг, не просто воспитатель… Он – Хозяин Зала, основа основ, тот, кто освещает дорогу, по которой ты идешь…

Вашему вниманию предлагаются выдержки из объяснений термина «Сэнсэй», которые попытался дать Сэнсэй Хаберзетцер на ежегодном осеннем семинаре «Школа кадров CRB» во Франции.

Когда хочешь прогрессировать в мире Будо, нужно принять тот факт, что этот мир выходит далеко за спортивные рамки, в которые его часто втискивают средства массовой информации и часть публики. Как я часто подчеркивал, в занятиях Будо можно довольствоваться освоением первой стадии – физической (спортивной), но каждый должен понимать, что можно пойти и дальше. Каждый делает свой выбор, исходя из своих желаний, потребностей и побуждений. Фальшивый блеск или поспешные решения ни в коем случае не должны стать причиной Вашего прихода  в Додзе.

Спортивным единоборствам нужны тренеры, боевым – Учителя. Тренера можно заменить, поменять исходя из текущих целей тренировок. Он может быть даже безымянным. Учитель стоит выше технического аспекта. Он – проповедник, воспитатель на воинском пути. В этом смысле у него гораздо больше ответственности (часто им самим недооцененной). Для ученика, который отдается ему полностью, он незаменим. В таких случаях – это его путь и ученик может всю жизнь следовать тому учению, которое доносит до него учитель.

В Японии различия между «Тренером» и «Учителем» заключены в слове «Сэнсэй». Сэнсэй  — это человек, который действительно может чему-либо вас научить, и который без устали трудится над этим. С этим неразрывно связаны такие понятия, как призвание, честность, преданность и, очевидно, понятия Абсолютности и Окончательности. Поэтому к истинному Сэнсэю всегда относятся с почтением. И это почтение продолжает существовать у японцев даже тогда, когда Сэнсэй больше не преподает, или более того, даже если он вообще никогда не обучал Вас лично.

В Японии существует целый культ Сэнсэя. Люди приезжают издалека только для того, чтобы взглянуть на него и выразить ему свое почтение, а если повезет, позаниматься под его руководством несколько тренировок. Ему доверяют полностью и до конца. Его мнение – Закон. Его рекомендация обязательно нужна для признания окружающих и ее достаточно. Мне случилось быть представленным в качестве Сэнсэя одним известным японским Сэнсэем, и я был окружен вниманием и уважением со стороны будока высокого уровня без необходимости подтвердить свое звание. Хотя обычно на Востоке, вне зависимости от репутации, которая идет впереди человека, от него ждут предъявления доказательств мастерства, для того, чтобы его признали. В противном случае этот вопрос будет возникать постоянно и может повлечь за собой напряженность в отношениях этого учителя и его учеников. Необходимо чтобы наши додзе были не просто спортивными залами. Нужно чтобы понятие слова «Сэнсэй» пропитало наших учеников. Тот, кто соглашается тренироваться, должен рассматривать того, кто его тренирует, как подлинного Сэнсэя, в японском смысле этого слова, а тот, в свою очередь, должен сделать все, чтобы заслужить это звание.

Корни понятия «Сэнсэй» уходят в начало XVII века эпохи Токугава, когда некоторые РЮ (Школы боевых искусств), существовавшие тогда, повернулись спиной к чисто боевому характеру своей техники, чтобы обогатиться духовными ценностями. Во времена Бугэй было много бойцов и тренеров, которые обучали своему искусству от случая к случаю. Их техника могла быть смертельно опасной, но очень часто их умственное развитие было далеко не таким, как у Миямото Мусаси! Положение менялось медленно. Требовалось время, чтобы Мастер смог накопить необходимый багаж, не только технический, но и культурный. Мастер становится Сэнсэем по мере того, как Техника превращается в Искусство. СЭНСЭЙ появляется вместе с БУДО.

Известно, что японская цивилизация испытала в своем развитии сильное влияние Китая. Так Сэнсэй занимает в японском обществе положение, схожее с положением в Китае отца. Его окружает почитание и абсолютное повиновение, из которого он  извлекает выгоду. Однако Сэнсэй – не бог и не святой! Некоторое количество ложных идей, основанных на искаженных историях, легендах, которые поняли не так, привели к появлению на Востоке сказки об идеальном Сэнсэе, окруженном учениками, увлеченными страстью по изучению своих дисциплин… Это большая ошибка. Он остается живым человеком. И это объясняет часто происходящие ужасные разочарования и моменты малопонятной хулы в порыве категорического отрицания. Что особенно ужасно, так это то, что ученики, опьяненные разочарованиями, очень быстро отбрасывают истинного Сэнсэя. Их можно только жалеть. Печально видеть столько занимающихся единоборствами, которые после долгих лет занятий, впадают во внезапный кризис и «выплескивают вместе с водой, уже родившегося ребенка».

Сэнсэй, или как его называют во Франции «Мэтр», не имеет доступа к сверхъестественным  возможностям. Он всего лишь благородный человек, готовый отдать часть своей жизни, чтобы продвигать людей по Пути, по которому идет сам. И это уже значительно само по себе. Прейдя от человека, как и остальные стремления, это простое желание, а также выработка средств его реализации, придает ему образ, который делает из него по-настоящему … человека. Ни больше, ни меньше.

Теперь, решив проблему с излишествами и разочарованиями, оценим Сэнсэя с помощью основных, вполне объяснимых, критериев. Эти критерии, собранные вместе, показывают разницу между Сэнсэем и спортивным тренером.

Техническое мастерство.

Это основа и наиболее очевидный из всех критериев. Сэнсэй, в каком бы возрасте он не был, всегда готов подтвердить свое мастерство, дополнив свои слова действием. Другой вопрос – когда это делать и для чего. И, конечно очевидно, что люди должны видеть высоты технического мастерства, а не простую демонстрацию силы. И, более того, Сэнсэй, как говорил Гитин Фунакоси, должен добиваться признания больше через «повышение восприятия, чем через технику». Учитель располагает техническим резервом, постоянно подпитываемым своими собственными исследованиями, которым он может широко пользоваться (если позволяет уровень его учеников), но который он не может выставлять на показ просто для демонстрации своего мастерства. Некоторые из старших учеников (СЭМПАЙ) являются лучшим доказательством высоты технического потенциала школы, и не может быть речи о том, чтобы постоянно демонстрировать его только для того, чтобы развеять возможные сомнения у «новичков» (КОХАЙ). Здесь свою роль должна сыграть цепочка подчиненности и уважения в додзе.

Чувство ответственности.

Прежде всего, по отношению к тем, кто доверил ему свое совершенствование. Ученик, который пришел к Мастеру, не просто проводит время в спортивном зале. У него обязательно должна быть уверенность, что он движется вперед. Потому что Сэнсэй, который хочет провести его от одной цели к другой, искренне делает для этого все. Это предполагает тщательно подготовленные и ориентированные на обучения занятия. Для ученика это означает невозможность пропустить хотя бы одно занятие, так как каждое занятие рассматривается, как элемент фундаментальной важности в прогрессе, который спланирован самым тщательным образом. Обучение дается в прогрессивной форме и дается исходя из уровня и способности восприятия ученика. Речь не идет о простой тренировке, как в футболе или легкой атлетике.

Сэнсэй должен испытывать чувство ответственности по отношению к тем, кто доверил ему право обучать. Он является своеобразным звеном в цепи и несет определенную историческую ответственность внутри «РЮ» (Школы боевых искусств). Даже когда он достиг вершины жизни – старости, уже не будучи Сэнсэем, он отвечает за свое наследие. Так, в современном дзю-до, Мастер Отани, последний настоящий 10-ый Дан Дзю-до, говорил, что он все время жил как бы в тени Дзигоро Кано, основателя этого боевого искусства. Каждый будока должен чувствовать себя принадлежащим к большой семье традиционных РЮ. Сэнсэй  — является своего рода элементом передачи техники, традиций. Сэнсэй – не глава школы или стиля. Он не совсем СИХАН («Глава») или СОКЭ («Основатель»). Хотя он вполне может перейти в другую категорию. Редко, но бывает, когда основатель нового, «модернового» стиля (такие были даже в Японии) отходит от занятий боевыми искусствами и его ученики оказываются потерянными, потому что они не могут привязаться ни к какому наследию (хотя они могут пойти своим путем и основать очередную новую школу боевых искусств или стиль).

В каждом древнем, хорошо развитом стиле, есть идеи, которые его поддерживают: опыт, передача наследия, культурный фонд, традиции, родство и связь.

Настоящий Сэнсэй знает место, которое ему отведено в жизни. Какими бы не были его личные качества – он является своеобразным мостом между прошлым и будущим. Это предполагает ортодоксальность в обучении (согласие и некритический подход, а также скромность, способность и желание объяснить, что из наилучшего оставили после себя предшественники, чего они не сделали сами, но, не присваивая себе их заслуги). Так, когда Мэтр Хиронори Оцука, сын основателя стиля Вадо-рю каратэ, объясняет Кихон-кумитэ, в которое его отец внес множество личных интерпретаций, он выделяет в этом именно заслуги своего отца. Результатом такого поведения будет атмосфера добродетели, результаты которой самым лучшим образом отразятся на всем додзе.

Авторитет. Тонкости общения.

Недостаточно знать, нужно мочь и хотеть передать свои знания. К сожалению, педагогическое чувство не всегда имеет место у некоторых мастеров. Например, Миямото Мусаси, гений меча, был озабочен, прежде всего, собственным прогрессом и у него не было ни терпения, ни времени, чтобы обучать других, в те периоды, когда он жил для собственного совершенствования. Кагехиса Иттоса Итто – основатель стиля Итто-рю, заставил двух своих учеников сражаться до смерти для того, чтобы определить, кто станет его преемником. В этих примерах, когда техническое мастерство было неоспоримо, педагогическое мастерство оставляло желать лучшего. Да, действительно, они жили в периоды войн, основной их задачей было выжить, а не обучать… Но сейчас нужно обратиться уже к другим идеалам.

Очень часто в Европе и Америке видно, что неоспоримые чемпионы начисто лишены педагогического дара (который, правда, встречается не столь часто). В Японии, в традиционных школах, хорошо понимают, что  для достижения высоких степеней мастерства необходимо умение обучать.

Сэнсэй пользуется авторитетом. От него как бы исходит сияние авторитета. Как оценить это качество, которое одно способно передать страсть и привлечь новых учеников? Оценить его можно, естественно, не количество завоеванных призов, не количественными показателями (число пришедших в клуб, число Черных поясов и т.п.). Сэнсэй обучает всей своей открытостью духа, имя которой – терпимость, но не либерализм. Есть позиции, отклоняться от которых нельзя ни в коем случае. Но возможно поддерживать курс на прогресс ученика, не заостряя внимания на некоторых второстепенных моментах… Истинный Сэнсэй обучает максимально возможному количеству приемов, а не довольствуется, как «Чемпион» несколькими «коронными», которые позволили ему подняться на тот уровень признания, на котором он находится в данный момент. Не только сильные, большие или те, у кого все получается легко, каждый ученик должен чувствовать себя причастным к тому, что происходит на занятиях.

Сэнсэй близок к своим ученикам. Какой бы тип обучения не был им выбран, он должен быть таким, чтобы вызывать чувство истиной привязанности. Ученик не просто клиент, который платит твердую таксу за обучение. Методика иногда может быть более или менее резкой (во многих примерах из древних времен суровые Сэнсэи иногда прибегали к шоковой методике, чтобы обеспечить лучшее понимание некоторых моментов) или наоборот очень вольной. Сэнсэй сам выбирает психологические методы, приемы, их чередование. Но чувство привязанности не должно исключать чувства авторитета. Это «соотношение силы» может существовать только в том случае, если имеет место быть разница в возрасте ученика и Сэнсэя. Нельзя в действительности выполнять функции Сэнсэя, не достигнув определенного возраста и степени мастерства. В Японии, например, звание КЕСИ соответствует, минимум, 6-му Дану, который является минимально возможным, чтобы быть признанным, как Сэнсэй.

Понимание.

К Сэнсэю все прислушиваются. У него своего рода понимание отца по отношению к своему сыну. Для этого ему необходим большой человеческий и жизненный опыт. Вот это то, что находится внутри, что составляет настоящую компетенцию, и это, несомненно, самое трудное.

Все это – Сэнсэй. И, более того, он для ученика является энциклопедией жизни, вселяет в него чувство уверенности и безопасности: он стабилен, даже если все рушится. Звание Сэнсэя включает в себя моральные качества, целостность, честность. Сэнсэй способен исчезнуть однажды, когда ученик его превзойдет. И настоящий Сэнсэй будет этому искренне рад. Он желает этого, и заранее к этому готов. Это не легко, потому что это является показателем того, что его время уходит. Скромный Сэнсэй является обычным человеком, никогда не пользуется своим влиянием и авторитетом, чтобы показать собственное превосходство. Он никогда не теряет чувство юмора…

Сколько людей в наше время присваивали себе это звание. Массовое распространение Будо увеличило количество функций Сэнсэя, но, к сожалению, не увеличило людей одаренных качествами Учителя. Множество «ложных» Сэнсэев, в силу обстоятельств, приняли на себя эти функции, не имея за душой абсолютно ничего. Но что можно сказать о тех, кто благодаря новой волне осознанно занял доминирующую позицию?  Позицию, откуда они безнаказанно распространяют то, что нормальные люди расценивают как негативные инстинкты: жажда власти или престижа, эгоцентрические устремления и т.п., забыв, что подлинный Сэнсэй – это, прежде всего, Человек, в самом лучшем понимании этого слова. Скольких учеников толкнули на порочный путь эти личности? Заставляя вас открыть внутреннюю свободу и истинное положение вещей, Путь Будо должен позволить каждому открыть, наконец, глаза в первую очередь, конечно, на самих себя, но и на других тоже.

Роланд Хаберзетцер
Статья опубликована с разрешения автора.

Перевод Евгения Безручко.