Кошики Ката

Кошики Ката

КИХОН                               КУМИТЕ                         КАТА ШОТОКАН                       КАТА ТЕНГУ-РЮ

Хаппорен

koshiki_image002
Ката Хаппорен

«Хаппорен» переводится, как «связка восьми направлений». Этот термин принадлежит китайскому эзотеризму, связанному с мировыми изменениями (динамический символ этого явления представляет собой вечные циклические изменения природы, которые вместе с небесами и человеком формирует единое целое), представленными в виде восьми триграмм (багуа). Хаппорен — это тренировка правильного способа дыхания (через тандэн). Неправильный способ дыхания является причиной предрасположенности ко многим болезням и излишней трате жизненной энергии;
Хаппорен также является тренировкой правильной осанки (с прямой спиной, без напряжения в естественном положении), которая необходима для эффективного выполнения боевых техник. С другой стороны, неправильная осанка позвоночника также является причиной болей в пояснице, головных болей, а также проблем с умственной концентрацией; Хаппорен ката также обучает основам Камае: практикующий боевые искусства должен одновременно бить из центра своего тела и защищать его.

Хаппорен: также Пайпурен, Папурен, или Байбурен на диалекте Фуцзянь: Ката «восьми непрерывных направлений», возникшее из стиля китайского бокса (Цюань-Фа) «белый журавль» (Хакуцуру-Кен, или Бай-Хэ-Цюань на китайском языке) и переданных Го Кенки наравне с Хакуфа и Непай (который стал Нипайпо). Он также встречается в виде очень близкого Дао-Лу в китайских стилях Шихэ-Цюань, где это «восемь фигур руки», и Фэйхэ-Цюань, где это «восемь непрерывных шагов». Он лежит в основе исследований, восходящих к источникам современных стилей Каратедо Окинавы. Это центральный ствол, к которому присоединяются все или часть нескольких Ката многих стилей, включая Санчин, Роккишу и Теншо. Хаппорен, хотя и довольно смутно в техническом отношении, упоминается в книге Бубиши, которая была основным вектором передачи техник из китайского монастыря Шаолинь (Шаолинь-си) на остров Окинава и оттуда в Японию. Это Ката продолжает преподаваться в Фучжоу (китайская провинция Фуцзянь) и ее окрестностях, но никто не может утверждать, что это его изначальная форма (ранее его там преподавал Рю Рюко).
История:
Сегодня известно, что Ката Санчин (Самчиен, на китайском языке) был изучен Канрио Хигаонной (1853-1916), отцом линии Годзю-рю Каратэ, у китайских экспертов, основавшихся в колонии Кумемура на самой Окинаве. Никто не может утверждать, что эта первая форма Санчин действительно была близка к Ката, которое мы видим сегодня под этим именем. Одна только уверенность: когда-то оно практиковалось с открытыми руками. И еще один смущающий вывод: сегодня мы не можем найти никаких следов Ката Санчин в Китае… (есть, однако другое, это Сиу-ним-тао, практикуемое в стиле Вин-Чунь и которое является подлинной тренировкой Ци-Гун в большей степени, чем формой боя, и чьи движения запястья напоминают некоторые отрывки из Хаппорена или Теншо). Некоторые утверждают, что способ выполнения Санчин в Годзю-рю  происходил из стиля «белого журавля» (Бай-Хэ-Цюань), а способ Уэчи-Рю исходил скорее из стиля «Богомола» (Тан-Ланг-Цюань). Канрио Хигаонна решил вернуться к китайскому источнику и в 1874 году присоединился к окинавской общине в Фучжоу, где в течение пятнадцати лет был учеником Рю Рюко (Мастера стиля «белого журавля», который он впоследствии представил в Японии) в додзе, открытом Кодзё Кахо. Когда Хигаонна прибыл в Китай, возвращаясь к источнику того, что он уже узнал о своем искусстве на Окинаве, он также нашел техники Роккишу, упомянутые в Бубиши (который, как полагают, является источником Ката Теншо Тёдзюна Мияги). Он вернулся с ценным и важным техническим багажом, но которому он не смог придать ценность на Окинаве у «своих». Было не то время, чтобы Япония устремилась в современность в интересах старых вещей, тем более, иностранного происхождения (Япония и Китай были врагами и двигались к новому открытому противостоянию, которое также закончилось войной в 1895 году, из которой Япония вышла победителем). Похоже, что Хигаонна не хотел, или, во всяком случае, не имел возможности, передавать все знания по возвращении с китайского побережья…  Может, чтобы не рискнуть потревожить своих окинавских учеников в том, что они уже практиковали под названием «Сан-чин», то есть «три шага»? Или потому, что он видел в Роккишу-Хаппорене технику более высокого уровня? Ибо в Санчин было легко воспринимаемое ощущением силы, мощи. Но потребовалась большая зрелость в практике искусства «пустой руки», чтобы правильно воспринять присутствие гибкости за кажущейся силой и направление этой силы, гораздо более тонко управляемое, в Хаппорене. Однако, впоследствии, его преемник Тёдзюн Мияги создал в начале 1920-х годов Теншо-но-Ката (последовательность из шести движений руки/запястья, или «Роккишу», которое он также изучал во время своего пребывания в южной китайской провинции Фуцзянь, по следам тех же технических корней, которые уже были изучены его мастером Канрё Хигаонна).
Тёдзюн Мияги, который, возможно, когда-то видел, как его учитель делает Хаппорен, поступил так же, как и он, в том смысле, что не принял это Ката в свое учение. Однако, создав Ката Теншо, он сделал интересную попытку восстановить ощущения Ката Хаппорен (и даже в большей степени ощущения «шести рук» последовательности Роккишу), которые невозможно получить через дыхательные ката и чистое мышечное сокращение линии Санчин (но кто до сих пор знает, что первоначальный Теншо заканчивался очень гибким движением рук, имитирующим взмах крыльев птицы, с постепенным возвращением к спокойствию, теперь заменённым на Маваши-уке, за которым следует Мороте-тейшо-учи с максимальной мощностью?…). А потом начал преодавать Ката Хакуфа, которое тоже имело происхождение из провинции Фуцзянь, с движениями рук, имитирующими взмахи крыльев и удары клюва «белого журавля». На Окинаве Икен Токашики преподает Хаппорен в рамках своей школы Томари-рю и Годзю-рю. В Японии только Годжукенша в Токио практикует его под руководством Тадахико Оцука, который научился этому у Токашики (и завершил его во время многих личных исследований в Китае) и который, в свою очередь, применяет его форму, которая, вероятно, является правильной. Папурен, изучаемый в Итосу-рю, как и Ката Хаффа (Хакуфа), которая является близкой формой, но короче и с другими нюансами, также заявляет о происхождении учения от Го Кенки …
Хаппорен и Санчин
Сравнение Хаппорен-но-ката и Санчин-но-ката очень быстро выявляет три важных изменения в выполнении боевых последовательностей, появившихся в Южном Китае, когда они перебрались с материка на остров Окинава.
Переход от Китая к Окинаве изменил форму исполнения Южно-Китайского Дао-Лу по трем очень важным моментам:
На уровне техники: сжали кулак… чтобы лучше укреплять руку, нанося удары по объектам типа Макивара. В результате схема передачи энергии изменилась, энергетическая волна, прошедшая через руку, остановилась на кончике кулака. Это означает, что для получения, по общему признанию, более ощутимого результата, на Окинаве произошло «отсечение» от последующей возможности генерировать несравненно более высокую энергию. Был разработан «внешний» вариант (кулак, ломающий материю под действием некой энергетической вибрации).
На уровне ощущения: это, очевидно, вытекает из технической формы. Таким образом, в то время как в Хаппорене сила должна исходить изнутри наружу, по всей периферии тела и даже за его пределами (мы находим ощущение «сферы» Тай-Цзи-Цюаня), то, что от нее осталось (например, Санчин), является не более чем интравертной формой, в которой исполняющий удерживает в напряжении всю свою силу внутри себя, возвращая ее в центр. Эффектное (внешнее), но противоположное истинному упражнению Цигун, которым является Хаппорен.
На уровне разума Ката: то, что было поиском союза внутренней энергии с космической энергией, было сведено к проявлению эго … Неправильное выполнение (и в первую очередь «показное») Ката, возвращает к эго, в то время как классическая работа заключалась в том, чтобы «излучать» энергию, чтобы объединиться с силовыми линиями, которые выходят за пределы тела… Вместо того, чтобы расширяться, тело сжимается…Очевидно, что, изменив каким-то образом направление энергии, генерируемой в движении, вспять, (сжатие вместо расширения), мы в конечном итоге получаем извращенные эффекты, которые в долгосрочной перспективе пагубно сказываются на здоровье. Таким образом, Санчин, как его обычно выполняют, сжигает энергию тела … Это выглядит впечатляюще, но в конечном итоге разрушает, как огонь, который притягивает, но обжигает … Напротив, дыхание в Хаппорене остается естественным. Мы никогда не форсируем. Вдох делается через нос, выдох-через рот, свободно, чтобы сбалансировать энергию в теле, а не блокировать ее мощным сокращением мышц. Этот выдох едва слышен. Наконец, в Хаппорене положение ног очень естественное, не очень низкое, и где напряжение стремится наружу: здесь опять видно отличие от нынешнего Санчина, в сильно выраженной стойке и где напряжение идёт вовнутрь. Однако следует заметить, что старый Санчин (переданный, например, Гогеном Ямагучи) не имел такого  положения стоп, и что в Уэчи-рю Ката Санчин и Сейсан  выполняются с открытыми руками (хотя предплечья когда-то были расположены в более горизонтальной плоскости, подобно Хаппорену, когда они постепенно согнулись на 90°…). Мы видим, что по сравнению со своим изначальным вариантом линия Ката Санчин развивалась почти в противоположном направлении. В противоположность своему облику, Санчин действительно стал «внешним» ката с поиском ощущения силы, которое, безусловно, легче найти. Он заставляет нас забыть первоначальную точку зрения мастеров прошлого, правильно переданную в Хаппорене, но так плохо понятую: истинный человек должен научиться излучать вокруг себя, излучать свою энергию на других, проецировать свою силу. Фактически — это сердце философии полезного и конструктивного Будо.
Техника:
Вот некоторые дополнительные направления мышления, которые полезны для правильной практики Хаппорен, и которые можно найти в Бубиши:
• Дыхание должно идти вместе с движением. Все техники направлены на правильное дыхание. Когда тело расширяется и вдыхает, это похоже на гигантскую волну океана, которая вздымается без какого-либо сопротивления (принцип периферийного расширения внутренней энергии). Когда оно выдыхает, возвращаясь в устойчивое положение, концентрация мышц, сопровождающая выдох, делает его непоколебимой горой (принцип возврата к центру энергии). Вытягивая руки вперед, выдохните, сохраняя 50 % объема воздуха (никогда не выдыхайте полностью). Вдыхая, почувствуйте, как ваше тело становится легким, выдыхая, укореняйтесь. После форсированного выдоха (Тайсоку) вернитесь на мгновение к нормальному, спокойному дыханию (Дзюсоку). Слушайте свое дыхание и осознавайте каждую часть своего тела.
• Нужно дышать диафрагмой (так называемое «брюшное» дыхание). Для этого позвоночник должен оставаться вертикальным и перпендикулярным положению живота.
• Должно быть постоянное, но гибкое мышечное напряжение, особенно на уровне трапециевидных, дельтовидных, грудных мышц.
• Исходная позиция естественна. Надо двигаться так, как если бы вы шли. Шаг начинается плавно и заканчивается твердо, с ощущением укоренения. Мышцы ног сильные, но гибкие, чтобы обеспечить подвижность.
• Техника движений руками исходит от точек соприкосновения локтей с талией. Сила поднимается от живота (Хара), руки — только инструменты. Сила уходит прямо на кончики ваших пальцев. Энергия (Ки) должна излучаться вовне, как лучи солнца.
• Нужно держать свой ум сосредоточенным, но всегда восприимчивым. Глаза, ясные, как луна, должны оставаться готовыми видеть то, что нелегко увидеть. Зрение периферическое (Несфокусированное. Нет «эффекта туннеля»).
• В принципе чередования «мягкого» и «твёрдого» (Дзю- мягкий, Го-твёрдый) нужно видеть не только физический принцип. Уравновесить эти два понятия — значит найти внутреннее единство, а значит, преодолеть свое «эго», которое для всех является их злейшим противником. Поэтому, если мы думаем о принципе Го как о силе тела и беспощадности разума, мы должны понимать Дзю как гибкость не только тела, но и разума (доброту духа, способность останавливаться и приспосабливаться…)
Очевидно, что, как и многие Кошики-ката, Хаппорен предлагает физическую схему в качестве опоры для философского подхода. Практикующий должен провести разумное различие между кажущимся и реальным. Более того, если в движениях Хаппорена легко найти 7 направлений, то 8-е менее очевидно: оно фактически должно находиться на вертикальной оси движений тела во время фаз концентрации, а затем расширения энергии, что может иметь несколько разных уровней интерпретации.

Роккишу

Rokkishu
Ката Роккишу

Роккишу: Также Року-ичи-ки-шу, Рокугоикишу: «шесть форм руки»,  семейство методов открытой руки, практикуемых в Южном Китае (Фуцзянь), о которых жители Окинавы узнали в период прихода техник южно-китайского бокса  (Цюань-Фа, Нань-Цюань, называемый окинавцами Тоде) на свой остров в последней половине XIX века. Их описание и их использование для атаки жизненно важных точек (Кюшо) человеческого тела можно найти в книге Бубиши.
    Эти шесть позиций открытой руки, считавшиеся «шестью железными руками Шаолиня» (Шаолинь-Си), считались способными нанести смертельные раны и во многом подпитывали старую легенду о «таинственной китайской руке»  (Реймё-тоде). Спустя столько времени  никто не может утверждать наверняка, что известны точные связующие нити между тем, что было увидено в Южном Китае, и тем, что было передано на Окинаву. Но можно утверждать почти наверняка, что Ката Теншо, созданное Тёдзюном  Мияги, отцом Годзю-рю, в начале 1920-х годов не является простой окинавской копией Роккишу, увиденного в Китае. По той причине, что в книге Бубиши говорится только «о шести способах использования руки», а не о Дао-Лу (следовательно, полной форме с началом и концом), посвященной этому понятию. Мияги (возможно, с помощью Кенва Мабуни, основателя Шито-рю), скорее всего, просто, взял эти шесть движений рук, поместив их на схему перемещений и связок, уже присутствующих в ката Санчин. С другой стороны, результатом, подлинным оригинальным созданием, стало Ката, куда более гибкое, чем дыхательные и чисто силовые Ката линии Санчин. Можно предположить, что техника этого первоначального Теншо, наверняка близкого по духу к  Роккишу, заключалась в очень гибком движении рук, имитирующем взмах крыльев птицы, с возвращением к постепенному спокойствию. Методы Роккишу (который, вероятно, изначально не был Ката, а просто повторением движений рук, как и все китайские Туи-шу), как и Хаппорен (который, с другой стороны, является настоящим Ката), лежат в основе исследований, восходящих к источникам традиционной практики Каратедо. Они не имеют ничего общего с так называемыми «боевыми» Ката (Дзиссен-ката), и скрытость их Бункай не предназначена для широкой публики. Представленные техники предполагают внутреннюю энергетическую работу китайского Ци-гун (Рентан-ката).
    Эти «шесть позиций рук»  сохранились, полностью или частично, во многих современных стилях Каратэ, по крайней мере, в их сходных Ката (спортивный Каратэ, как известно, сжимая кулак, игнорировал богатство старых методов открытой руки). Они представлены в Бубиши как:
1. Текко-Цу-Шу: атака копьем (соответствует Нихон-нуките).
2. Хаши-Шу: атака тигровым когтем (соответствует Ху-Коу, или Ху-Чжао).
3. Тесса-Су: атака ладонью (соответствует Тейшо).
4. Санкаку-Шу: атака крылом (соответствует Кейто).
5. Иширо-Соги-Шу: атака иглой (соответствует Иппон-нуките).
6. Котенто-Шу: атака рукой — саблей (соответствует Шуто).
    Эффективность ударов, наносимых таким образом, зависела от их скорости и точности, а также от крепости руки (открытой), достигнутой ценой длительных ударных упражнений в чанах, заполненных рисом, песком и даже железными опилками. Впрочем, репутация этих приемов «жестокой руки», окруженных секретностью, была, по-видимому, преувеличена.
    Ката Роккишу, как оно выглядит сегодня в некоторых традиционных стилях, исторически и технически является продуктом эволюции, которая не является линейной: если исходить из разумного предположения, что «движения шести рук», ранее практиковавшиеся в китайской провинции Фуцзянь, были только базовыми движениями Туй-шоу («склеенные руки», которые практикуют в Тай-цзи-цюань), следует признать, что первым, у кого возникла идея придать им истинный «статус Ката», был Тёдзюн Мияги в его создании Тэншо, который является своего рода «копией и вставкой» техник рук Роккишу на основе Санчин (отсюда начало движений в положении сжатого кулака, что очень по-японски). Поэтому невозможно сказать, что его Тэншо — это переделанное Ката Роккишу …  Если Роккишу в том виде, в каком его можно практиковать сегодня, тем не менее сильно напоминает Тэншо (но с открытыми руками, по-китайски), то это потому, что манера движений, наблюдаемых в Тэншо, была стимулом к очень чёткому возвращению к первоначальным формам рук, как описано в Бубиши, сохраняя большую часть работы, уже проделанной Мияги, чтобы применить их в аутентичных Ката (в очень японской манере). Таким образом, основатель Годзю-рю был основным «источником» выживания того, что сегодня называется Роккишу, независимо от его древних техник, взятых отдельно или в виде полного Ката, построенного на этих техниках. Вероятно, будет справедливо сказать, что «шесть форм рук» Бубиши позволили Мияги построить подлинные Ката через полвека после их открытия окинавцами. И поэтому Роккишу сегодня считается подлинным Ката, но относительно недавно (в отличие от Хаппорена, чьи корни уходят в более далекое прошлое, как истинное Ката-Дао. Киода Дзюхацу (1887-1968), который также изучал технику Роккишу у Канрё Хигаонна, также перенял «шесть рук Шаолиня» в свой стиль То-он-рю. Он даже создал полное Ката с этим названием, очень близкое к Тэншо Мияги (но более длиннее и с открытыми руками), как личную вариацию предыдущего. Следует также отметить, что Го-Кенки (1886-1940) изучил Роккишу, который стал основным элементом его преподавания китайского стиля «белого журавля», и преподавал его, когда он приехал на Окинаву, особенно в Киндзе Хироси (Кана) в 1920-х годах. Таким образом, можно отметить два этапа в создании Роккишу как Ката:
1) Сначала частичное копирование «6 рук» в схему Санчина (чередование открытых рук и кулаков), что приводит к созданию Теншо.
2) затем внедрение «6 рук» в их древней исходной форме (возвращение к всегда открытым рукам) в схему Теншо (восходит к форме Киоды Юхацу, а затем к новым изысканиям в течение последних десятилетий).

Текст взят из книги Роланда Хаберзетцера
«Энциклопедия боевых искусств»

Перевод текста с французского: Наталья Щукина,
3-ий Дан Тенгу-рю Карате-до