Три уровня в практике боевого искусства

Три уровня в практике боевого искусства

Разрушающее воздействие Covid-19 глубоко и, несомненно, надолго меняет наше поведение. Как на индивидуальном, так и на коллективном уровне. И это во всех аспектах нашего общества, включая область боевых искусств. Роланд Хаберзетцер предлагает план восстановления традиционных боевых искусств, находящихся в состоянии водоворота, которые в будущем столкнутся с огромным количеством случаев в области, которая вполне может быть ограничена их спортивными адаптациями, вне какого-либо культурного контекста, который делает различие между «боевым искусством» и «боевым спортом».

Автор очень многих книг, написанных в течение более полувека, в которых до сих пор так много ориентиров для поклонников боевых искусств, а также автор множества статей в различных журналах по боевым искусствам, он всегда следовал редакционной линии, которая никогда не изменялась, никогда не была запятнана никакими компромиссами по желанию моды. Соке направления «Тенгу-Рю», он в течение многих лет регулярно появлялся в своей рубрике «Основы боевых искусств» в журнале «Дракон». После того, как он вернулся в наш ноябрьский выпуск, он развивает свои предыдущие замечания, предлагая вернуться к несколько забытому значению Будо, в конечном счете, к «Голосу Мира», через этапы правильного понимания практики. Вот анализ, за которым следует рекомендация…

      Клинок, который приносит смерть или который сохраняет жизнь…

    Кризис Covid толкает наше общество в невероятно глубокую трансформацию. Успокоится он в конце концов или нет, всё равно ничего не будет таким, чем раньше. Так что давайте откровенно повернёмся, наконец, спиной ко лжи, рассеянности, путанице, излишеству, всему тому, что привело нас туда, где мы сейчас находимся после десятилетий расслабленности и самодовольства, всего того, что слишком долго работало как предписания из другого времени (слишком долго, устраивая слишком много людей), чтобы вернуться, защитить и сохранить главное: смысл Пути боевого искусства. Было бы глупо и бессмысленно игнорировать этот переломный момент в нашей истории. Было бы лучше воспользоваться этим, чтобы проверить состояние дел, прежде чем возвращаться к другим основам. Чтобы разработать план спасения и восстановления, который будет желанным и будет решительно выполняться в течение очень долгих лет. Не с помощью обещаний (в который раз) и слов (просто обнадеживающих, чтобы услышать), а с помощью действий. И все те, кто носит Кейкоги, от новичков до тех, кто уже изрядно побелел с течением времени, внесут свой вклад. И то, что результаты этой работы не могут быть оценены уже через несколько лет, не должно быть препятствием для этого размышления. Это не касается меня.
    Именно в этом духе во время постепенного открытия наших доджо мне кажется важным пересмотреть некоторые определения, касающиеся наших практик. Чтобы из-за отсутствия боевой культуры или просто памяти (у людей её так мало, как только речь заходит о важных вещах, которые всё же влияют на их жизнь), не возникла путаница из-за необходимости догонять, чтобы вновь занять определенные позиции в «спортивном мире» после часто жёстких падений из-за Covid. В прошлом я неоднократно задавал вопросы, которые необходимо было задать по поводу практик Будо, чтобы всё было ясно, особенно в «Боевое искусство, для чего нужно?», «Пища для размышлений», который был опубликован в номерах 30 и 31 журнала «Дракон», ноябрь 2008 г. и январь 2009 г. (1). Мне кажется полезным вернуться сегодня к этой публикации, подытожив, однако, чтобы попытаться привлечь ваше внимание к трём существенным моментам, которые являются тремя уровнями, к которым можно стремиться в практике настоящего боевого искусства: Первые два для себя, третий также обращен к окружающим. Последний уровень может открыть ещё больше возможностей…

Эффективность простого боевого движения…

Идентичное поведение для действий с голыми руками или с оружием в руках. Поскольку рука может стать клинком или держать пистолет (Тенгу-Рю Ходзюцу).

Очевидно, что первым уровнем такой практики является изучение приёмов боя или защиты. Мы слишком часто останавливаемся на этом первом шаге, привлекательном в своей непосредственной полезности и легком для понимания. Это касается боевых «видов спорта». С некоторыми нюансами, но еле-еле. Предмет изучения существует в избытке, где легко потеряться в спекуляциях и копиях. Этот уровень опирается на множество «шума», освещения в СМИ… Это основа выбора практики. Всем известно, что она никогда не была моей (с тех пор, как я впервые ступил на татами в 1957 году, когда многие шаги были более ясными, с меньшим количеством путаницы в умах…), но этот выбор, очевидно, имеет право на существование, и я уважаю его как любое выражение чувства собственного достоинства. свободы, которая должна оставаться основополагающей (пока она не посягнет на свободу других, но именно здесь можно оступиться…). Эта область подходит для стольких людей (тех, кто там тренируется, и тех, кто использует для наибольшей выгоды этот вид спортивной деятельности, с его соревнованиями и его медалями), что для неё нет никакого риска для существования в будущем. Я добавлю, что есть также, к счастью, и я это хорошо знаю, спортивные тренеры, которые стремятся, помимо основных техник, к приобретению человеческих ценностей, о которых я хочу рассказать ниже. Не стоит навешивать ярлыки, делая дешёвые и ненужные сравнения в направлении, которое не является моим (2). И очевидно, что на этом можно полностью остановиться, на какой-то период жизни или на всю жизнь. Однако есть и те, кто на этом этапе заботятся о культурном фоне того, что они делают. И которые с самого начала предлагают потянуть за ниточку, о существовании которой они подозревают, и которая поведёт их дальше.

…в значении истинного мастерства…

    Я хотел бы обратить ваше внимание на то, что находится за пределами этой стадии четко определённого обучения и практики. Ибо именно на следующем уровне, втором, только начинается «искусство» науки боя. Теперь необходимо научиться управлять этим достижением. Знать не «как делать», а «когда делать»… Вопрос, в котором содержится также и «надо делать или нет». Совсем другая программа. Более сложная. Более ответственная.
    Вернемся немного к культуре боевого искусства (3), на примере практики владения мечом в Японском Средневековье. Вспоминая то, что мне кажется центральным в этом образе действий, содержащееся в тексте «Хейхо Каденшо» («Семейные традиции воинского искусства»), автором которого был знаменитый Ягю Муненори (1571-1646), знаток в искусстве боя на мечах, основатель школы Ягю Шинкаге-рю. Он указал на основополагающее в его глазах понятие «Меча жизни» и «Меча смерти» и на различие, которое необходимо проводить в их применении.
    Таким образом, Кацуджин-Кен – это «меч человека, сохраняющего жизнь» (идея, как минимум, привлекательная, уже присутствующая в школе Итто-Рю Кен-дзюцу в стратегии, в которой заложена идея о том, что величайшее проявление мастерства – это победа без необходимости вынимать меч: это Муто-Дори (4). Сацуджин-то, напротив, «меч человека, отнимающего жизнь»
    Тот, кто действительно владеет мечом (Кенши), имеет выбор конечной цели меча, которую он будет осуществлять; но именно это мастерство всегда заставит его предпочесть первый вариант: победить, оставив противника в живых, не применив своего оружия…
Но различие на самом деле более тонкое, чем кажется. Действительно, в Хейхо Каденшо Ягю Муненори можно прочитать следующую точку зрения:

«Ошибочно думать, что боевое искусство состоит только в том, чтобы рассечь человека пополам. Его цель — не убивать людей, а искоренять зло (…). Может быть основание, чтобы уничтожить что-то — чрезмерно. Человек может воспользоваться своей удачей и причинить вред, но вы уничтожаете его, как только вред становится чрезмерным. Можно сказать, что использование оружия тогда становится Путём Неба. Бывают случаи, когда десятки тысяч людей страдают из-за неправильного поведения одного человека. Поэтому, когда вы убиваете зло в этом человеке, вы даёте жизнь десяткам тысяч других. Таким образом, меч, который убивает человека, действительно становится клинком, который даёт жизнь другим людям»

    Эта философская (и моральная) основа, которая является реальной и довольно неожиданной проблемой в наше время поиска эффективности любой ценой, также встречается, в частности, в школах меча Итто-Рю и Дзиген-Рю: не обязательно систематически вытаскивать меч для разрешения конфликта (известное изречение «Меч это сокровище в своих ножнах»). Мы говорим об овладении искусством боя, а не просто об эффективности движений. Существенное отличие… Отношение (уважение к жизни) и осторожность (как это сделать, не заплатив за это собственной жизнью), которые уходят в прошлое уже на несколько столетий, и которые чтят тех, кто стоял у истоков этого. Мы находимся в измерении, явно превосходящем простые результаты приобретения боевых навыков. Это чувство при использовании меча, конечно, может быть применено к любой форме боевого искусства, с оружием или голой рукой.
    Мне кажется важным добавить на данном этапе моего анализа, что этот поиск совершенства в существовании посредством практики будо и какой бы то ни было выбранной дисциплины не является специфическим для японской концепции вселенной, на фоне буддизма или синтоизма. Этика японских боевых искусств может быть применена к нашей собственной западной культуре, где в этом внутреннем поиске, стремящемся к абсолюту, не стоит вопрос достижения состояния Будды или стремления к союзу с божеством. Преданность сути подхода никоим образом не зависит от формы. И практикующий не-японец может вполне чувствовать себя способным принять этот вызов, который уважает человека, как здесь, так и где угодно. Важна природа импульса, который ведёт пилигрима на воинском пути к самосовершенствованию. «Всё что поднимается должно сходиться в одной точке» (5). Или, другими словами, «Все разумные люди идут к одной цели».
    Таким образом, эта идея непрерывного становления человека к идеалу жизни для себя и для других также является основой моей школы «Тенгу-Рю», без каких-либо ссылок на некоторые религиозные убеждения, ни из Японии, ни из других стран. Это исследование, ориентированное на любого человека, который чувствует себя мотивированным целью, выходящей за рамки достижения начального полезного этапа своей практики. Никакого религиозного подтекста. Таким образом, «Тенгу-Рю», который, по общему признанию, восходит к 1995 году (после, тем не менее, многих десятилетий практики и исследований в традиционных стилях), и это во всех трёх областях его компетенции (6), является лишь повторением идеи «меча жизни» и «меча смерти». Мне кажется, что эти образы находятся в самом центре того, что, по моему мнению, понимается под «боевым отношением», которое всегда находилось в моём сознании на значительно более высоком уровне, чем простое изучение движений, которые можно использовать в жестокой конфронтации. Это отношение, зародившееся несколько столетий назад в Японии (но мы легко найдём некоторые соответствия в нашей западной культуре), заслуживает того, чтобы его можно было передать по своей сути, адаптировав его к современному миру, в котором оно, вероятно, выражено даже больше, чем в прошлом в его неконтролируемой жестокости, неприемлемом и ежедневном насилии на многих уровнях. Должно быть передано…

Тот, кто действительно владеет мечом, всегда предпочтёт победить, оставив жизнь противнику, не используя своё оружие.

Это предполагает размышление о реальном выборе поведения и осознание жизни, того уважения, которое нужно иметь к ней, вплоть до крайнего предела. Это размышление приводит к обоснованному и оправданному поведению на Земле. В человеческом, юридическом и социальном плане. «Тенгу-рю Каратедо» это «призыв к пробуждению» всего этого! Это то, что я хотел подытожить во фразе «Не сражаться, не страдать», центральная идея этого стиля, с запятой, намеренно обозначающей тонкую линию, оставленную на усмотрение того, кто его практикует (поскольку это также может звучать как «сражаться, чтобы не страдать»…). Мы сохраняем эффективность первого этапа, но вдобавок с благородством сердца, которое принимает решения. Это то, к чему призывает мудрое размышление Хейхо. «Меч, несущий смерть», или «Меч, сохраняющий жизнь»: плюс «Искусства» по сравнению с просто техническим совершенством. На этом втором уровне практики мы значительно отдаляемся от линии горизонта. Это высший прогресс в саморазвитии. Мы можем остаться на этом этапе…

Защита Тенгу (Тенгу-рю но камае) явно демонстрирует решительность и средства для возможных действий: открытая рука, чтобы попытаться сдержать насилие противника, в сочетании с «рукой-саблей», слегка отведенной назад, готовой к атаке. Сообщение о диалоге, о всё ещё возможной деэскалации: но лозунг Рю «не бороться, не страдать» также подразумевает «бороться, чтобы не страдать», когда это решение больше нельзя откладывать.

Но может быть ещё третий уровень: уровень переноса этого знания на отношения друг с другом.

…ведущий к открытию истинного знания, полезного для всех…

Именно поиск этого горизонта фактически ведёт к настоящему знанию, ИСТИННОМУ знанию, знанию жизни, которую можно прожить, являясь самим собой (тем, кем ты являешься, кем ты стал благодаря «разумной» практике) и в согласии с другими. Со всеми остальными. В принятии различий, терпимости, но также и бдительности, чтобы это «знание» и эта решимость были приняты и разделены всеми взаимно. Большая ответственность, которая делает жизнь пригодной для жизни и ценной для всех. В обществе, где насилие (которое было бы наивно полагать окончательно устранённым) будет оставаться под надзором и контролем. Начиная с личного уровня, при каждом своём взаимодействии с внешним миром. Таким образом, «научиться сражаться» приведет к «научиться жить» в мирном обществе. Открытие этой гармонии с жизнью и вещами, которую несут в себе настоящие боевые искусства, иногда уничтожается таким количеством шума и блеска. Открытие мудрости, в которой нет ничего устаревшего и бездействующего, но которая остается наделённой заразительной силой до конца жизни. В мире, где мы все хотели бы жить и умереть (в другой день, конечно, но без какого-либо человеческого насилия! Очевидный нюанс…). Умиротворенно, с уверенностью передачи цели, достойной Человека. Для тех, кто будет после нас, в обществе, которое мы оставим им (образ «чистоты» планеты, который многого стоит…). Осознавая до конца, что мы внесли свой вклад в то, чтобы сделать её немного, хоть немного лучше. В моем высказывании нет утопии. Просто осознание, конечно, безмерности сопротивления, которое мы встречаем на этом пути, когда решаем идти в этом направлении. Этот горизонт, однако, остаётся окончательным горизонтом для практики, реализуемой на протяжении всей жизни на Пути Мира: открыть для себя вместе с другими это «Взаимное процветание» Дзигоро Кано, основателя Дзюдо. Это уровень передачи ценностей, выходящий за рамки любых форм личных интересов. Конечно, эта жилка бескорыстности или есть, или нет. Я исхожу из того, что на этом уровне внутреннего совершенствования она есть. И что, если у нас её ещё нет, два предыдущих уровня не приносят никакой пользы, кроме (очень небольшого) удовлетворения «крысы с сыром» (Это образ крысы, которая заботится только о себе, ест СВОЙ сыр в СВОЕЙ норе с единственной целью — получить своё единственное наслаждение (слишком плохо для остального мира!)). Без интереса. Просто остановка в конце тупика. В конце концов, может быть, это вопрос культуры… Итак, вот мой анализ трёх уровней в преданной практике Будо на фоне моей культуры (и это чувство неудивительно в моём направлении «Тенгу-но-Миши») с целью социальной эволюции, которая принесла бы пользу всем. «Доджо», это место, где «дышит дух», обрело бы свой первоначальный смысл. В полном соответствии с посланием всех великих мастеров — основателей традиционных боевых искусств.

«Меч – это сокровище в своих ножнах».

Передать широкий социальный образ мышления, который может оставаться актуальным

    Кто же тогда может быть против этой конечной цели «боевого» искусства, так точно определяемой как Путь Мира? И который, так чётко отличается от всех этих жестов (и так часто жестикуляций!), которые претендуют на родство? Это действительно цель, которая является частью общественного подхода, который ничуть не устарел, спустя четыре столетия после зарождения идеи, щедрой и гуманистической, в представлениях многих экспертов по мечу, которые знали, о чем они говорят, и уже думали «иначе». И который заслуживает того, чтобы его знали и передавали. В наших обществах с ценностями, которыми всё чаще злоупотребляют, важно иметь в виду, что прогресс и простое выживание всех заключается не в постоянном противостоянии, не в злобных речах и запретах всех видов, а в заботе о контроле и разуме даже посреди суматохи. Возможно, больше, чем когда-либо, чувство преданности и ответственности должно оставаться приоритетом. И пример должен исходить от тех, кто «впереди». Особенно со стороны Сенсеев «боевых искусств», прошлого и настоящего. Итак, вернёмся, снова, в первоначальный смысл подлинного «До-Джо»: каждый практикующий Будо, молодой или старый, начинающий или «продвинутый», должен осознать это, и второй должен сопровождать первого на этом Пути с чувством преданности, которое сейчас несколько утрачено (7). Каждый должен защищать Доджо от любой формы искажения подлинного смысла, потому что это «место, где дышит дух», святилище человеческих ценностей. Пожизненно. В результате этому месту будет нечего опасаться за свое будущее существование, как и спортивным залам (не то чтобы я беспокоюсь о последних — это понятно), уважая друг друга в своей специфике. Каждый учитель (поскольку он подает пример, показывает направление, в котором нужно идти), Сенсей, спортивный тренер, инструктор принимает на себя ответственность за то, чему он учит, и за всё, что может из этого получиться. Мне кажется очевидным, что важно действовать, чтобы однажды напомнить об этом на тот случай, если в ближайшем или отдаленном будущем нужно будет не допустить, чтобы произошли неправильные смешивания… Потому что техника, даже самая лучшая, — это опасное умение (и тем более, если оно эффективно) без «духа техники». Если бы это могло быть услышано сегодня большим количеством людей, мы бы вышли из опасной и уже очень депрессивной социальной спирали… Обратите внимание, что существует множество других путей, кроме предложенного в Доджо, которые ведут (или могут привести) к тому же результату. Я упоминаю здесь только то, что объединяет нас на этом Пути боевых искусств, по которому мы решили пойти, и что больше другого призывает нас к продвижению вперёд как для себя, так и для других, к лучшему миру. Просто, чтобы сделать немного лучше, что, конечно, уже хорошо…

Распространять, снова

    И почему бы не продлить мечту… почему бы не приложить усилия, чтобы нарисовать контуры такого мира даже для самых младших, как только они присоединятся к нашим доджо? Конечно, с адаптированным и современным словарным запасом, но, никогда не позволяя им игнорировать все тонкости того, что может принести дорога, помимо мимолётного удовлетворения рангами и медалями? Нужно хотя бы попробовать. Мы можем быть удивлены результатом. В хорошем смысле. Если мы действительно хотим участвовать в развитии нашего общества с помощью этого мощного рычага, который мы можем использовать при занятиях боевыми искусствами, мы должны, наконец, начать с изменений в рассказах, с которыми мы обращаемся к нашим младшим практикующим. И в том примере, который мы будем подавать им изо дня в день. Серьёзно относясь ко всем их возможностям и сопровождая их в мотивированном движении к их взрослой жизни, осознавая важность этих слов. Как Сенсей, никогда не отказывайтесь от этого направления. И, когда придёт время, не забудьте передать эту ответственность. В этом я не сомневаюсь: даже самые маленькие умеют смотреть и могут понять, если мы возьмём на себя труд поговорить с ними, и показать им, каким должно быть взрослое поведение (и просто показывать «Моральный кодекс» в Доджо на доске, загроможденной расписаниями соревнований. 10 или 12 пунктов, которые никогда не комментируются, никогда не демонстрируются с помощью поддающихся проверке примеров, не могут быть достаточными. Ни рекламировать как заурядный призыв «педагогическую практику…», чтобы то, что рассказывается, соответствовало реальности, чётко видимой в содержании). За пределами мимолётного удовлетворения от победы в чемпионате (цель, которая, конечно, может продолжать развиваться, но только как возможная веха, а не как окончательный результат), возвращение также к реальному образовательному пути, где поколения общаются плечом к плечу и развиваться вместе, в обществе, исцелившемся от своих разрушений, с целью, которая имеет смысл. Настоящая цель жизни, путь на всю жизнь, практика, которая для тех, кто этого хочет, выходит далеко за рамки временного занятия. Конечно, задача на… 20 лет, не меньше, чтобы увидеть первые результаты восстановления общества. Не менее. Но преподавание — это ещё и понимание, объяснение, начинание заново — навык, которому можно научиться, если очень захотеть (в этом вся проблема). Это значит посеять, чтобы иметь возможность пожать в другой день. Но кто, всё-таки, захочет вкладываться в результат, которого он может и не увидеть, а, самые старшие из тех, кто «впереди» (Сенсеи), наверное, никогда? Именно в этом и заключается помеха этого захватывающего и благородного проекта в вызывающем тревогу мире, где мы больше не можем защитить себя от всех «камешков», которые падают нам на голову (8), где всё должно идти всё быстрее и быстрее, с изменчивыми принципами взамен немедленных результатов, а также хрупкостью мимолетного подхода, который не имеет большого значения с точки зрения коммерческих интересов. Итак, через 20 лет… Проект, конечно, грандиозный, но не нереальный. Нам решать. Построить заново с решимостью, проницательностью и терпением на обломках, оставленных столькими прошлыми ошибками. И начать этот огромный проект, не теряя больше времени. Вот мое предложение… Если бы оно вызывало у людей улыбку (оно обязательно это сделает, учитывая глухую стену интересов, объединённых против всего, что могло его хоть немного поколебать), оно сделало бы это только в среде, которая никогда не была моей. Что только ещё больше выделило бы меня.
    Некоторые, кто давно меня читает, скажут, что я не написал ничего нового на этих страницах, и что сегодня не время для того, что некоторые назовут утопией… Это совершенно верно. Но ведь преподавание — это повторение…, чтобы (снова попытаться) улучшить понимание и (попытаться) замедлить эту способность забывать, которая широко распространена сегодня, что является причиной многих заблуждений, за которые мы всё ещё продолжаем платить. И не только в том, что касается боевых искусств. Но и это я уже сказал и повторил… Более того, чем больше я повторяю, тем более странными и смешными кажутся мне мои замечания, как только я оглядываюсь назад на истинную реальность того, что делает нашу повседневная жизнь, спровоцированную и очень хитро поддерживаемую многими блокирующими силами, прочно укоренившимися в наших обществах. Очень старая реальность. Но меня это не волнует: теперь, будучи помещённым в категорию старых Сенсеев, я продолжаю чувствовать беспокойство, и это до конца того присутствия, которое я всё ещё смогу сохранять в этой области боевых искусств, которая руководила всей моей жизнью. И то, что у меня нет шансов когда-нибудь порадоваться первым результатам проекта, который я хотел бы, наконец, воплотить в жизнь, очевидно, абсолютно ничего не меняет в моем предложении. Я забыл: мои высказывания, как и те, которых я всегда придерживался, касаются боевых «искусств», а не боевых видов спорта, не говоря уже об этих потребительских результатах, состряпанных из подлинных боевых искусств (с тем смыслом, который я придаю им и на который я всегда обращал внимание). Таким образом, эти превосходные хореографии под музыку (гимнастические представления, идеально отрегулированные до миллиметра), которые, безусловно, часто представляют собой великолепные зрелища (и которые можно вполне оценить как таковые, как и любое представление, которое имеет право на громкие аплодисменты в цирке, или выступление одаренных каскадеров в кино), но рядом с которыми классическая практика, являющаяся средством передачи подлинного, больше не имеет большого значения для аудитории, которая всё больше привыкает к тому, что происходит, сияет так ярко и красиво… Ну, что ж, это их право.
    Просто… не должно быть так, чтобы эта путаница образов окончательно установилась, когда наши Доджо попытаются перестроиться после катастрофы 2020 года. Окончательно уничтожая любой шанс изменить (даже немного) что-то во всё более разрушительном отношении к своим собственным ценностям. Наконец-то нужно перестать смотреть, как то, что нам не нравится, происходит и рушится без нас. Область Боевых искусств тоже, наше движение, друзья будоки, сыграет свою роль в этом сражении, которое касается всех. И твёрдая уверенность в завтрашнем дне. На фоне этих важнейших вечных ценностей, которые мы будем защищать изо всех сил. Учить и снова начинать обучать, правам, но также и обязанностям, возмущение должно быть защищено энтузиазмом. Закрепить с раннего возраста, в области жестов, поведенческие ценности для жизни ответственных взрослых. Или нам придётся навсегда отказаться от такого видения нашего будущего? В этом случае камни никогда не закончат падать…

Роланд Хаберзетцер
Соке Тенгу-но-миши
(www.tengu.fr)

«В этом мире нет ничего более выдающегося, чем преподавание.
Знания одного человека должны активно способствовать другим людям.
Знания одного поколения должны принести пользу сотне других».
(«Полное высказывание Дзигоро Кано», процитированное Мишелем Мазаком в «Дзигоро Кано, основатель Дзюдо», Budo Editions).

«Конечная цель дзюдо — совершенствоваться и быть полезным миру».
(Дзигоро Кано, 1860-1938, основатель Дзюдо Кодокан, цитата Ив Кадот)

«Сначала мы видим путь, затем практикуем путь, наконец, мы становимся путём».
(Тогуши Сейкиши, Шорейкан Годзю-рю, 1917-1998)

«Постарайтесь оставить этот мир немного лучшим, чем он был, когда вы пришли в него».
(Лорд Баден Пауэлл, 1857-1941, основатель скаутского движения)

(1) См. мою статью «Боевое искусство, для чего нужно?» в «Драконе», № 30 (Ноябрь-Декабрь 2008) и № 31 (январь-февраль 2009 г.).

(2) Образ, который будет передан нашей молодежи через ММА, который долгое время был запрещён, но теперь разрешён даже в телевизионных репортажах, не пойдёт в том же направлении. Другая тема…

 (3) Для любых дополнительных поисков, которые покажутся читателю полезными, я обращаюсь к «Последней энциклопедии боевых искусств Дальнего Востока»» (Amphora 2019).

(4) Муто-дори (без сабли !) : смотри журнал «Самурай» № 8 (2011), возможный для скачивания на  www.encyclopedieartsmartiauxhabersetzer.fr

(5) Пьер Тейяр де Шарден, французский философ (1881-1955).

(6) См. мою работу «Тенгу-Рю Каратедо, основная боевая практика искусства пустой руки» (Budo Editions, 2014).

 (7) Возможность для меня вспомнить харизму покойного г-на Поля Бинота, 3-й дан (в то время!), а также его помощника Марио, которому я обязан захватывающим открытием дзюдо в 1957 году и силой образовательного послания, которое можно давать в додзё: см. мои «Мемуары» на  www.tengu.fr.

(8) См. мою статью «Осторожно, падение камешков» в выпуске «Self & Dragon» № 9 (декабрь 2020 г.)

Перевод текста с французского: Наталья Щукина,
4-ый Дан Тенгу-рю Карате-до

Опубликовано с разрешения автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *