Отличие «Воинских искусств» и «Спортивных единоборств»

Отличие «Воинских искусств» и «Спортивных единоборств»

ПОЧЕМУ «ВОИНСКИЕ ИСКУССТВА» И «СПОРТИВНЫЕ ЕДИНОБОРСТВА» ЯВЛЯЮТСЯ ДИАМЕТРАЛЬНО ПРОТИВОПОЛОЖНЫМИ КОНЦЕПЦИЯМИ.

 

Из известного трактата Гичина Фунакоши, который называется «Золотые Правила» (Шото-ниджу-кун), именно фраза «Каратэ-ни-сэнтэ-наши», которое является без сомнения наиболее известным, выгравировано на его мемориальном камне, поставленном в храме Энкакуджи в Камакуре. Его можно перевести, как «В Каратэ не предпринимают движение (атаку) первым». Эта фраза суммирует все отношение, которое должно преобладать в практике Каратэ, и в воинских искусствах (Будо) вообще. Любое первое движение, даже, если оно производится «из вне», и может быть воспринято как начало нападения, должно быть задумано как защита. Любой Мастер, выполняющий техническое действие, имеет различное восприятие области его возможного применения, и это понимание приходит после долгого процесса восприятия пути воинских искусств.

Мастер боевых искусств никогда не демонстрирует агрессивность, и его ответ, когда конфронтация неизбежна, мог быть только защита, сопровождаемая ответным ударом, соотносимым с агрессией нападающего. Ни агрессивность, ни насилие. Именно поэтому сама концепция спортивного соревнования, где риск для жизни или здоровья человека смехотворен, очень трудно сравнивать с тем отношением, с которым мы сталкиваемся в реальной жизни, часто имеющей дело с вопросом — «Жизнь или смерть?». Концепция спортивного каратэ невообразима в традиционном каратэ-до. Напротив, развивая «спортивную» агрессивность, спортивное каратэ идёт прsamотив обучения человека, поскольку это противоречит подлинным Будо. Классические ката напоминают нам, что первое движение в каратэ — всегда защита. Это не для того, чтобы начать бой, это подразумевает ясность и гармонию, которые должны присутствовать в каждом Доджо, как и во всех измерениях жизни любого человека. Не может быть никакой конфронтации между Мастерами воинских искусств, так как ни один из них не чувствует никакой потребности делать что-то, что является разрушительным.

В «Энциклопедии Боевых Искусств Дальнего Востока», Р. Хаберзетцера (издана в издательстве «Амфора» в сентябре 2000), автор дает следующее определение слова «BUDO» (выдержка): «Путь боя» или «Путь воина». От BU = военный и ДО = Путь. Термин определяет все воинские искусства Японии, осуществляемые, как моральные Пути («До» или «Миши») совершенствования человека в поисках себя. Движения и воинственное поведение, которые люди нашли в Айкидо, Айки-Будо, Иай-до, Дзюдо, Кендо, Кюдо, (Каратэ-до не является воинским искусством японского происхождения), отмечены этим измерением, прибывающим от древних воинских методов, и порождённых примитивными целями на полях сражений (Бу-джутсу). Они — результат длинного исторического развития.

Через изучение методов (Вадза) и отработки безупречного движения, Мастер воинского искусства развивает свою жизненную энергию (Ки) и новое внутреннее состояние (Шин), развивающее самоконтроль, который способен уберечь его от насилия. Поэтому Путь подлинного воинского искусства — воспитательный путь, путь мира и ненасилия. В любом искусстве Будо присутствует три глубоко связанных компонента, чья пропорция изменяется согласно возрасту и уровню в прогрессии ученика: телесные элементы (Тай), технические элементы (Ги) и умственные элементы (Шин). Отсутствие или недостаток любого из этих компонентов может увести будока в ложном направлении, которое, в будущем, подвергнет опасности его реальную эффективность в бою и, возможно, станет причиной неприятностей в его повседневной жизни. Современная спортивная адаптация древнего Будо очень слабо (а для многих, вообще нисколько), выражает эту озабоченность. Таким образом, в систематической практике соревнований присутствует слишком много внешних, очевидных результатов (враг — вне тебя), в ущерб внутреннему развитию (враг находится внутри тебя самого), которое является реальной мотивацией каждого истинного Будока.

Роланд Хаберзетцер
Статья опубликована с разрешения автора.

Перевод Евгения Безручко.